И снова об незаконных арестах автомобилей, или война с судьей Чопенко продолжается

Хоть проект «Справедливый Суд» и понимает возмущение автора статьи, мы оставляем право на свою точку зрения за собой.
Битва с судьей Чопенко

Часть 4 — эксперты

Продолжается война верных слуг харьковских комбинаторов с нашими журналистами и организацией «Справедливый суд». Напомню, что речь идёт о системе незаконных арестов автомобилей граждан с последующим вымогательством взяток за снятие ареста.

Суть схемы

Данная схема была придумана мошенниками в Москве и успешно внедрена и усовершенствована в Харькове. Суть схемы: Работнику ГАИ, или патрульному полицейскому «показалось», что в вашем авто «перебиты» номера, либо «показалось», что техпаспорт фальшивый, либо «показалось», что автомобиль ваш какой-то подозрительный, либо ещё что-то «показалось». И ваше авто задерживают и тут же доставляют в райотдел. Где по рапорту полицая, которому «показалось» тут же возбуждают уголовное дело и назначают экспертизы, которые могут тянуться годами.

Жаловаться бесполезно, так как ожидают своей доли от вашей взятки за возможность снова получить свою собственность и прокурор, и судьи, и эксперты. При Януковиче это было непробиваемо. Не заплатишь – увидишь то, что осталось от твоего авто года эдак через 3, затратив огромные суммы на жалобы и суды. В аналогичной ситуации оказался наш журналист Алексей Абраменко. Следователи Индустриального РО Беленко и Голозубов, прокурор Дурасов, судьи Саркисян, Чопенко, Курило и Бездетко – имели отношения к комбинации.

Причем вынесли они незаконное решение об аресте абсолютно законного автомобиля, отвергнув экспертизу НДКЦ областной полиции по причине: «Все эксперты взяточники». Однако и эксперты института Бокариуса, также как эксперты НДКЦ, отказались участвовать в этой авантюре, искусственно затягивать сроки экспертизы и фальсифицировать её. В СМИ Украины данная авантюра была освещена неоднократно и объективно.

Дабы хоть как-то оправдать свои беззаконные деяния, один из судей – Ярослав Чопенко подал на нас в суд иск о защите его чести и достоинства. То, что происходило сначала в Червонозаводском в суде, где большая часть судей взяла самоотвод, не желая в угоду Чопенко выносить заведомо незаконное решение, и в Коминтерновском районном суде, показало, что у данного судьи и его адвоката Менива понятия о чести и достоинстве противоположны общепринятым в цивилизованном мире. И здесь на выручку им прибыл «спецназ экспертов» – знатоков русского языка из института Бокариуса.

Спецназ экспертов

Знакомьтесь: (из текста экспертизы)
«Проведення експертизи доручено провідному судовому експерту лабораторії почеркознавчих, лінгвістичних, психологічних та мистецтвознавчих досліджень Дідушок Наталії Ярославівні, яка має вищу філологічну освіту, кваліфікацію судового експерта за спеціальністю 1.2. «Лінгвістичне дослідження писемного мовлення (свідоцтво №724, видане ЕКК ХНДІСЕ МЮ України 13.11.2012, дійсне до 28.11.2022), другий кваліфікаційний клас судового експерта та стаж експертної роботи з 2005 року».

Дама очень старалась, дабы дать хоть какой-то аргумент своим вышеперечисленным коллегам. Выбрав фрагмент статьи:
«… стало ясно как данный состав суда любит Прокуратуру. Впрочем мы и не сомневались, т.к. в 2015 году по судье Я. Чопенко возбуждалось уголовное дело и даже ВСЮ Украины направлял материалы в ВККС на его увольнение. Что-то он там арестовал у фермера, ну по привычке. Ну, коль после этих перипетий он прекрасно себя чувствует и работает, то только благодаря большой любви к Прокуратуре».

Дама делает выводы:
1. Фрагмент статьи содержит негативную характеристику деятельности Я. Чопенко.

Но забывает указать какого Я. Чопенко. Судьи Я. Чопенко, как публичной государственной личности, негативную оценку профессиональной деятельности, которого дал журналист в своей статье, или гражданина Я. Чопенко как физического лица, от имени которого и подан иск.

Вопрос весьма принципиален и поверить в «забывчивость» эксперта мы не можем, ибо разные подходы к критике деятельности публичной особы – судьи и гражданина. Публичную особу можно критиковать намного жестче, чем гражданина.

2. Висловлювання образливого характеру відносно Я. Чопенка – відсутні. В даному уривкові публікації с фрази, виражені у формі твердження про порушення відносно вказаної особи кримінальної справи за арешт майна фермера».

Заметим, что во фрагменте статьи переданной эксперту НЕТ фразы «… за арешт майна фермера». Это эксперт сама «додумала» за журналиста!!!

3. Містить як фактичні твердження (а саме: « … в 2015 году по судье Я. Чопенко возбуждалось уголовное дело и даже ВСЮ Украины направлял материалы в ВККС на его увольнение. Что-то он там арестовал у фермера…» ),
так і оцінні судження (зокрема «…стало ясно как данный состав суда любит Прокуратуру. Впрочем, мы и не сомневались… ну по привычке. Ну, коль после этих перипетий он прекрасно себя чувствует и работает, то только благодаря большой любви к Прокуратуре»).

Настоящий же юмор мы наблюдаем в этом гениальном выводе эксперта Дидушок. Дама ВСЮ анализируемую фразу признает оценочным суждением!!!!! Но, из неё она «выдергивает» кусок «… в 2015 году по судье Я. Чопенко возбуждалось уголовное дело. ( и далее по тексту)». И объявляет (причем вообще удалив причинный союз «так как», что меняет весь смысл фразы) эту часть фразы фактическим утверждением! Мадам! Фактическое утверждение чего? В Уголовно-процессуальном кодексе страны, в которой вы живете, такого термина НЕТ. Есть термин «внесение заявления о преступлении в ЕРДР» и «производство досудебного расследования». А вот где же вы нашли объяснение термина «уголовное дело», если в УПК Украины он отсутствует?

Мы уже Россия?

В п.1. списка Литературы и методических источников у эксперта Дидушок значится:
Академический словарь [электронный ресурс]. Режим доступа https://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/18982 из этого российского источника она и взяла термин «Уголовное дело» – дело, возбужденное в установленном законом порядке в каждом случае обнаружения признаков преступления. Рассматривается и разрешается судом по материалам дознания и предварительного следствия или протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Однако в экспертизе разместила она только часть текста, а вот текст полный!

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО – дело, возбужденное в установленном законом порядке в каждом случае обнаружения признаков преступления. Рассматривается и разрешается судом по материалам дознания и предварительного следствия или протокольной формы досудебной подготовки материалов У.д. Согласно ст. 108 УПК РСФСР, поводами к возбуждению У.д. являются: а) заявления и письма граждан; б) сообщения общественных организаций; в) сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц; г) статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; д) явка с повинной; е) непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. Дело может быть возбуждено только в техслучаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Мама родная! Это чего ж получается: Украинский эксперт, государственный служащий для «доказательств» фактических утверждений использовала терминологию УПК Российской федерации! А не Украины.

Выскочил я на улицу, туда-сюда бегаю, ищу российские танки и флаги и не вижу! Нету их! Не захватила Украину Россия! И флаги на улице украинские и президент у нас Порошенко, а не Путин! А в экспертизу загляну и снова пугаюсь…. Хотя может быть и этому объяснение есть. Вот как «следователям, судьям и К» «показалось», что авто журналиста «левое», так ведь эксперту тоже могло «показаться», что мы уже Россия, вот и написала…?

У тех, кто верно служит Добкиным и Кернесам всякое может «казаться». Зашел за колонну, нюхнул и всё – «показалось».

А в том, что дама из той же команды, что и Менев и Плетнев, свидетельствуют грамоты, которым её награждал «лучший мэр».

Для прояснения сих странностей экспертизы, особенно в части использования терминологии УПК Российской Федерации, а не Украины, мы обратились к заведующей лабораторией лингвистики института им. Бокариуса Свиридовой Л.В., которой непосредственно подчинена эксперт Дидушок.

Для начала сия весьма властная и самоуверенная дама более 2-х часов «была у директора». Наверное хотела показать нам свою близость к нему. Затем, встретившись с нашим представителем, даже не ознакомившись с текстом, хамским тоном заявила, что экспертиза законна, все ссылки законны и все правильно.

А не нравится – обращайтесь в суд и в другой институт. Скажу прямо, в стиле поведения пани Свиридовой явственно «запахло» Донецком времен Януковича – именно такое поведение «элиты» Донецка и вызвало нынешнюю ситуацию с ДНР. Проверили – таки да! Дама из Донецка, прибыла учить Харьков и русскому языку и российскому законодательству. А может быть и чему-то другому?

Так что следует согласиться с мнением судей Е. Саркисян и Я. Чопенко о том, что и эксперты тоже взяточники, однако не все, а по нашему мнению те, которые входят в эту же команду лиц… По ним-то они и судят обо всех экспертах.

Но мы намерены бороться дальше. Подготовлен и подан отдельный иск к судье Я. Чопенко. Организовываются и другие мероприятия, которые весьма огорчат наших противников.

В частности НАПК начала полную проверку деклараций Чопенко, направлены новые жалобы в ВРП.

А что говорит Уголовный Кодекс Украины?

Мы же специально для г-на Чопенко публикуем ст. 387 ч. 2 и ч. 3 УК Украины:

«2. Розголошення даних оперативно-розшукової діяльності, досудового розслідування, вчинене суддею, прокурором, слідчим, працівником оперативно-розшукового органу незалежно від того, чи приймала ця особа безпосередню участь в оперативно-розшуковій діяльності, досудовому розслідуванні –
карається штрафом від ста до трьохсот неоподатковуваних мінімумів доходів громадян або арештом на строк до шести місяців, або обмеженням волі на строк до трьох років, з позбавленням права обіймати певні посади або займатися певною діяльністю на строк до трьох років.

3. Дія, передбачена частиною другою цієї статті, якщо розголошені дані ганьблять людину, принижують її честь і гідність, – карається обмеженням волі на строк від трьох до п’яти років з позбавленням права обіймати певні посади або займатися певною діяльністю на строк до трьох років.»

Заметим, что данные яркие выступление судей Чопенко и Плетнева были размещены в разгар этого самого досудебного следствия, в котором пострадал наш журналист. Г-н Чопенко, неужели вы даже Уголовный Кодекс не читаете?

Автро: В. Верный
comments powered by HyperComments